Каталог

Хит продаж

Костюмы на карнавал
552 руб.

Перчатки с пауками

Эти перчатки подойдут только действительно смелой девушке, ведь они декорированы пауками, которые очень напоминают настоящих....

«Мера за меру»: справедливости ради

Россия как она есть — в новом спектакле британца Деклана Доннеллана.

Новый спектакль Театра Пушкина — не комедия и не мелодрама. Но серьезнейшее высказывание британского режиссера Деклана Доннеллана о российских реалиях. Не до конца убедительное только лишь потому, что невозможный хэппи-энд (по Шекспиру) все-таки случается, и справедливость торжествует. Но это придирки. Сам спектакль безукоризненный. Лаконичный, точный, яркий, с отличными работами всех актеров (помимо постоянных «доннеллановцев» Феклистова и Кузичева, в спектакле заняты и пушкинцы). На фоне провозглашенного Евгением Писаревым курса «мы

>>—

не бульварный театр», премьеру и вовсе легко считать победной.

Деклана Доннеллана российские театралы любят. Он умеет так ставить спектакли, что вопросов не возникает ни у кого — ни у приверженцов традиции, ни у ратующих за авангард. Всегда только самая сердцевина, очищенная от подсмыслов суть, голая правда. Фирменная внятность определяет впечатление и от «Меры за меру». Страшно запутанную пьесу Шекспира Доннеллан превратил в короткий (!) рассказ о том, что такое хорошо, а что такое плохо в условно-российском королевстве. В том, что речь идет о России, нетрудно догадаться. Хотя Доннеллан прямых сравнений не допускает и вообще держит бесстрастный тон. Вроде как сказку нам на ночь рассказывает.

Между тем, примет Англии — никаких, декорации — минималистичны (на почти пустой сцене

>>—

три полых красных куба), центральный образ — толпа в смятении и страхе перед переменами. Эта толпа — образ, бьющий под дых: она абсолютно наша, такая, как на улице и каждый день. В ней узнаваемы и отдельные персонажи: полицейские, проститутка, госслужащие, геи и т. д. Во главе толпы — благородный герцог, вдруг уставший от бремени власти и решивший оставить вместо себя преемника (Анджело). От дел он не удаляется, но всеми своими правами наделяет и партнера. Партнер решает карать направо и налево за грехи, которыми «страна полнится». И первым обезглавить решает мальчишку, согрешившего с невестой до свадьбы. Соверш

>>

еннейшая нелепица этой завязки обретает смысл, как только произносится вслух словосочетание «несправедливый приговор». Таких сегодня не сосчитать.

>>

Места действия в дальнейшем — самые что ни на есть наши, российские: тюрьма, приватный кабинет правителя и суд. То там, то здесь семенит гусеница-толпа, подсматривает, подслушивает, пугается. Только теперь в ее рядах — герцог, переодетый монахом. Он в ужасе от того, что видит: Анджело готов помиловать мальчишку, но только если его сестра-монашка лишится девственности вместе с ним. Опять же как узнаваема ситуация: карать Анджело собирается  за грехи, присущие ему самому.  Повсеместные обманки

>>—

не самая ли верная это примета времени? Как всегда, прекрасен в спектакле Александр Феклистов. Здесь он играет весельчака и балагура Лючио. Его герою все ужасы и нововведения вроде как кажутся шуткой. На самом деле за всех у него болит душа,  и он смешит — пока остаются силы. В финале настоящий герцог карает преступников. Добро и любовь торжествует. Если честно, ничем и никак в спектакле такой финал не оправдан. И эта неоправданность, как всё у Доннеллана, прозрачна. Впрочем, не переписывать же было Шекспира.

>>

фото: пресс-служба театра