Каталог

Хит продаж

Костюмы на карнавал
299 руб.

Усы Эркюля Пуаро

Усы для создания образа Эркюля Пуаро. Так же подойдут для создания образа лихого гусара.

«Свадьба Фигаро»: жизнь как Моцарт

Tweet

Теодор Курентзис снова покорил московскую публику.


Пермский театр оперы и балета привез на «Золотую маску» моцартовский шедевр. Поскольку музыкальным руководителем и дирижером выступил Теодор Курентзис, на «Свадьбе Фигаро», показанной в «Новой опере» случился аншлаг. От любимца публики предсказуемо многого ожидали. И не зря. Курентзис как будто заново открыл моцартовский гений. Музыка «случилась» искристая, как шампанское. А мир Фигаро, — очень похожим на рай.

Звучание MusicAeterna (оркестр, созданный Теодором Курентзисом) полностью укладывается в эту концепцию. Оно в принципе безупречно — кажется, вот он — как есть, аутентичный Моцарт. Номинированные на «Маску» солисты — Анна Касьян (Сюзанна), Андрей Бондаренко (Граф Альмавива) и Наталья Буклага (Керубино) — работают в полной гармонии с дирижером. Ансамблевость, которой так трудно добиться от провинциальных (да и столичных тоже) театров, здесь достигнута. И не может не восхищать даже самых больших скептиков-меломанов. Азарт, страсть, неистовость, возбуждение, — всё есть в музыке «от Курентзиса». Но, увы, не на сцене. Химмельманн сделал непритязательный спектакль. Типичную комедию положений, почти анекдот. Безусловно, забавный и обаятельный. Но прямо противоречащий объемам музыкального материала. На сцене — стеклянный короб, зеленое раскидистое дерево, на заднике — серый космос с черной дырой посередине. Герои проживают свой безумный день в белых одеждах, похожих на исподнее. Иногда только рядятся в безумные кринолины и странные шляпы. Какой в этом смысл? Кажется, что никакого. Просто так пространство спектакля становится еще более условным, не зависящим от прописанного автором места и времени действия.

Очевидно, что дирижер Курентзис «победил» в этом спектакле режиссера Химмельманна. Пермский спектакль — это, прежде всего, музыка. И только потом действие. Курентзис с его нечеловеческим магнетизмом, заставил и оркестр, и солистов, и публику внимать каждому звуку в партитуре. Между нот разглядеть все нюансы сюжета, и даже считать подтексты. «Фигаро» Бомарше, как известно, не про разборки между господами и слугами написан, а про зарождающуюся революцию. Моцарт (а за ним и Курентзис) добавил в этот посыл еще один — гораздо более важный: ничего нет интереснее и важнее жизни как таковой. Она сама по себе — рай на земле. А революция — всего лишь одно из его драматических проявлений.