Каталог

Хит продаж

Костюмы на карнавал
1950 руб.

Костюм средневекового мальчика

Средневековый костюм для мальчика состоит из черных бархатных бриджей, рубашки с настоящим кафтаном и большой кепки. Такой...

«Дом Бернарды Альбы»: во плоти

Tweet

На «Золотой маске» показали постановку по пьесе Лорки.

Театр Евгения Марчелли невозможно спутать ни с каким другим. Он всегда про чувства. Внешняя экспрессия (подчас на грани хорошего театрального вкуса), красавицы-актрисы. Ничего удивительного, что очередной постановкой Марчелли и возглавляемого им знаменитого Театра им Волкова (Ярославль) стал «Дом Бернарды Альбы». Величайшая пьеса Федерико Гарсии Лорки давно «напрашивалась» в репертуар. Все роли – женские, все смыслы – про томление плоти.

История про тиранку-вдову Бернарду, измучившую своих пятерых дочерей бесконечными запретами и приказами, Марчелли рассказал так, что у видевших его версию событий не осталось сомнений, сумасшедшим домом может стать любое место, где запрещено любить, как хочется. Дочери Бернарды еще молоды, хороши собой, здоровы. И они хотят быть с мужчинами. Мать запрещает им искать женихов, потому как таким образом пытается уберечь их от душевных мук и неизбежного одиночества. Но молодых вакханок от самих себя не спасает ни одно из монотонных занятий, которые придумывает для них Бернарда: ни пережевывание сплетен, ни ритуальная лепка пельменей, ни «хоровое» мытье полов. Приказы и понукания от властной матери они  только делают вид, что слышат. Запираются в комнатах и утешают друг друга, как умеют. Желание буквально разлито в воздухе их жилища, тела наэлектролизованы. Между тем, невозможность свободы осознает каждая из сестер. Отсюда это жуткая надрывная интонация,  – выхода нет. В постановке легко разглядеть намек на политическую и социальную значимость , – дескать, не про страсть спектакль, а про государственную тиранию. Но Марчелли ничего не прячет «между мизансцен», – его спектакль прямолинеен, груб, местами даже вульгарен. Однако та правда, которую режиссер хочет показать, именно такая. Вульгарная в том числе. Животную  природу человека невозможно победить.

Страстные танцы, полупрозрачное исподнее, грязная вода в алюминиевых ведрах, лепка мужских фаллосов из теста… Метафоры агрессивного плотского начала очевидны и прозрачны. Маковое поле на полотнище, которым в финале накрывает зрительный зал, – как завершающий аккорд  в концерте этого обличающего, кричащего символизма.  Красный – цвет страсти, мак – символ дурмана. Безусловно, «Дом» очень красивый спектакль. Это невозможно отрицать, даже учитывая перенагрузку  внешними эффектами  (а от их смысла устаешь уже во втором акте). И местами хорошо различимую попсовость. Некоторые сцены – как будто нарочно придуманы, чтобы быть сфотографированными для большого разворота в глянцевый журнал. Для театра это минус, для публики – несомненный плюс. Наша публика любит антураж.