Каталог

Хит продаж

Костюмы на карнавал
930 руб.

Садо-парик бело-черный

Страна производителя США Бренд California Материал Нет Комплектация Парик

Успех у всех

Tweet

Самые громкие спектакли, которые еще можно посмотреть летом

О них писали, говорили, спорили. На них нельзя было достать билет. Они стали хитами театрального сезона. "ВД" выбрал семь спектаклей и рекомендует их всем без исключения


«Карамазовы»
МХТ им. Чехова
21 июня

Автор: Екатерина Цветкова
Карамазовы

Самый скандальный спектакль сезона — он же и самый мрачный. Если в предыдущем хите «Идеальный муж» Константин Богомолов только смеялся над похабщиной русской жизни, то в «Карамазовых» режиссер вынес приговор современной стране. Действие романа происходит в городе Скотопригоньевске (Богомолов его осовременил и придумал назвать «Скотским городом со Скотским банком и Скотским tv»): милиционеры здесь насилуют одного из братьев бутылкой, Катя-кровосос занимается сексом с пьяной Грушенькой. Дмитрий Карамазов вешается, Федор Карамазов лупит сына, что есть мочи под советский шлягер «Родительский дом», а отец Феофил на похоронах Карамазова-старшего голосит Show Must Go On. Гробы в этом городе  заменяют солярии, памятники — унитазы. Бога, конечно, нет, есть только Черт и пошлость. Смотреть пятичасовую вакханалию о русской народной жизни тяжело, но нужно непременно. Сильные ощущения и мучительные мысли о сегодняшнем времени в России гарантированы. Кроме того, в «Карамазовых» можно увидеть отличные актерские работы Марины Зудиной, Филиппа Янковского, Игоря Миркурбанова и других звезд мхт.

«В романе Достоевского Богомолов увидел, конечно, не провинциальный детектив и не семейную историю о страстях (недаром слово „братья“ выпало из названия), а устрашающее пророчество о последних судорогах и столь же бессмысленной, как и неизбежной, гибели всего живого». Роман Должанский, «Огонек»

«Русский дух — это и есть дух тления, гниения, разложения. И он пропитал собой не только социальное тело страны. Он вообще все собой пропитал. В мире все смердит. В этом чертовом мире все смердит. Запах тлена и запах ладана у Богомолова все время перемешаны». Марина Давыдова, Colta.ru

«Этот спектакль, поставленный Чертом, — издевательский, карающий, не жалеющий ни стариков, ни детей, не признающий никаких табу и никаких индульгенций». The New Times, Ксения Ларина


«Мертвые души»
Гоголь-центр
19?22 июня

Источник: Пресс-служба Гоголь-центра
Мертвые души

«Мертвые души» Кирилла Серебренникова — хит безо всяких «но». На него невозможно достать билет, критики поют ему дифирамбы. В спектакле худрук Гоголь-центра весело издевается над тем, что принято называть русским менталитетом. Главная национальная горе-черта, по его мнению, иррациональность: говорим одно, думаем другое, делаем третье. В чем убеждается Чичиков, которого Серебренников неслучайно предложил сыграть американцу Одину Байрону. Похождения покупателя мертвых душ, в итоге оставшегося ни с чем, в новой версии — это путешествие иностранца в современную Россию. Страну, в которой все гоголевские персонажи — вечно живые. Ноздрев сегодня — это «пахан» в трениках, с оравой своих ребят, переодетых гоголевскими борзыми щенками. Собакевич — гэбист со стажем, Коробочка — сумасшедшая похотливая вдова, Плюшкин — опустившийся пенсионер со взглядом маньяка. Кстати, всех героев играют мужчины, что добавляет спектаклю фарсовости (зрители, не стесняющиеся писать отзывы, уверены, что Серебренников поставил комедию). Отдельный плюс — музыка Александра Маноцкова, финальная песнь «Русь, чего ты хочешь от меня?» и вовсе заслуживает звания негласного гимна страны.

«Серебренников, если угодно, поставил спектакль о дурной повторяемости явлений российской жизни, о том, что жизнь в России — порочный круг, из которого так просто не выпрыгнешь». Дмитрий Ренанский. Colta .ru

«На сцене мужской, если угодно, брутальный мир маек-алкоголичек, автомобильных покрышек и обшарпанных столов, где легендарная птица-тройка обратилась пьяницами, которые сообразили на троих возле „Шиномонтажа“». Олег Кармунин, Известия

«Огромная страна говорит совсем не то, что говорит, и уж совсем не то, что думает, пространство великого самообмана, где возможно все. И тут Гоголь сформулировал загадку России, которая „не дает ответа“… Об этом же и спектакль Серебренникова». Андрей Архангельский, «Огонек»


«Гамлет-коллаж»
Театр Наций
11?12 июня

Автор: Екатерина Цветкова
Гамлет. Коллаж

То, что канадский гений Робер Лепаж поставил в Москве спектакль, само по себе сенсация. Но на сцене еще и Евгений Миронов в роли Гамлета. А заодно — Гертруды, Горацио, Клавдия, Офелии, Призрака, Полония и далее по списку. Однако какой бы невероятной не казалась способность худрука Театра Наций перевоплощаться сразу в 9 шекспировских персонажей, ощущение чуда вызывает, прежде всего, сложнейшие декорации. Над сценой вращается куб, открытый с двух сторон. Ничтожно маленькое пространство, в котором в течение 135 минут Миронов разыгрывает трагедию Шекспира в одиночку. Стенки куба с грохотом открываются и закрываются, Миронов появляется в разных образах, спускаясь «на сцену» на тросах (цирковых лонжах). Спектакль похож на совершенный аттракцион. Ничего подобного в репертуаре столичных театров нет и вряд ли появится в ближайшем будущем. Так что этот «Гамлет», без всякий сомнений, must see сезона.

«Театральный кудесник, сочетающий сложнейшие постановочные технологии и какую-то первозданную стихию лицедейства, явил нам тот самый театр для всех, о котором мечтал когда-то великий итальянец Джорджо Стрелер. Театр глубокий и в то же время демократичный, захватывающий, как детектив, и философски-фундаментальный». Марина Шимадина, «Известия»

«Поражает, как часто у Лепажа, не столько техника, сколько красота идеи. Над сценой висит открытый с трех сторон куб. В кубе живет Евгений Миронов». Олег Зинцов. Ведомости

«Думаю, Лепаж и его замечательный сценограф Карл Фийон (эти чудеса придумал и претворил в жизнь именно сценограф, осуществляя мечту режиссера о подвижном „кубике“) сознательно бросили всю мощь и изощренность техники на то, чтобы истертая в прах „пьеса пьес“ опять вызывала простой и сильный эмоциональный отклик». Наталия Каминская. Петербургский театральный журнал


«Кант»
Театр Маяковского
13?14 июня

Автор: Михаил Гутерман
Кант

Спектакль, полный тонкого юмора и нежной грусти, поставил сам худрук Маяковки Миндаугас Карбаускис. Три часа с хвостиком длится обед в гостиной философа Иммануила Канта (его играет великолепный Михаил Филиппов). 140 зрителей сидят совсем рядом, буквально в полуметре от круглого стола, покрытого белой скатертью. Философскими идеями из трактатов здесь никто никого не мучает. Кант, пока длится его трапеза с друзьями, о работе говорить запрещает. Поэтому друзья (их играют Игорь Костолевский, Александр Андриенко, Виктор Запорожский и Юрий Коренев) рассуждают про то, почему стулья под ними скрипят, можно ли вытащить рыбную кость из горла силой мысли, и зачем человеку обманывать бога, выдумывая воздушный шар? Смех в зрительном зале не смолкает. Словом, редкий на сцене жанр интеллектуальной комедии во всей красе.

«Все это пиршество… создано, кажется, только для того, чтобы мы внезапно и остро насладились неиссякшим искусством виртуозного слова и виртуозной игры». Алена Карась, «Российская газета»

«Текст непростой, из разряда „не для всех“, поэтому режиссер Карбаускис и сценограф Сергей Бархин решили сыграть спектакль в камерном пространстве, рассчитанном всего на несколько десятков зрителей». Роман Должанский. «Коммерсант»

«"Кант» Миндаугаса Карбаускиса вряд ли вызовет яростные споры и дискуссии, поляризовавшие современный театр и разбросавшие по разные стороны баррикад тех, кто о нем пишет. Это очередной век вновь вывихнул сустав, суставы же премьерного спектакля Карбаускиса находятся в идеальном состоянии и функционируют без скрипа". Ирина Алпатова. «Театрал»


«Женитьба Фигаро»
Театр им. Пушкина
28?29 июня

Автор: Михаил Гутерман
Женитьба Фигаро

Евгению Писареву, известному мастеру комедийного жанра, вновь удалось поставить спектакль, на который невозможно достать билет. Прекрасны в его новом хите Сергей Лазарев в роли Фигаро (еще одна театральная удача артиста), и Александра Урсуляк роли Сюзанны. Оба справились с труднейшей актерской задачей, — заставили влюбиться в своих героев заново. Пока вокруг все только жалуются на обстоятельства и опускают руки, их парочка успевает перехитрить самых могущественных, обдурить самых сильных, никому при этом не причинив вреда. Кроме всего прочего, спектакль Писарева очень красив. Внушительная декорация Зиновия Марголина, — уходящая в глубину сцены «мраморная» лестница, которую украшают статуи в человеческий рост. А какой свет и костюмы! Писарев не стал осовременивать пьесу Бомарше. Время действия не изменилось, парики-комзолы-кринолины остались на месте. Даже музыка, которая звучит в спектакле, классическая — Моцарт и Россини. И все же публика, прекрасно знакомая с приключениями ловкого Фигаро, ждет хэппи-энда ждет с замиранием сердца. В общем, в маленьком полку безупречно поставленных и сыгранных комедий, идущих на московской сцене, прибыло.

«Секрет успеха этой комедии, конечно, не только в желании удивить затратами на декорацию и костюмы, не только в объеме усилий, но и в верно найденной мере серьезности и лукавства, в той легкой игре с историзмом, которая, кстати, придавала неотразимое обаяние спектаклю Валентина Плучека». Роман Должанский. «Коммерсант»

«Свой новый спектакль Евгений Писарев решил в стиле приторного рококо. Никаких экспериментов, политических намеков и новых прочтений классического текста. „Женитьбу Фигаро“ режиссер поставил без купюр, не сократив даже длинный монолог главного героя. Быть может, поэтому действие иногда запинается о пышные кружева слов и не спешит уморить зрителя от смеха». Анна Чужкова. «Культура»


«Спектакль худрука театра Евгения Писарева — зрелище и впрямь искристое, игривое, фривольное, лихое, яркое, стремительное». Леонид Павлючик. «Труд»

«В премьерной постановке Театра имени Пушкина пока не все так гладко, как хотелось бы. Есть длинноты и пробуксовки, есть слишком уж эстрадные по подаче музыкальные номера и репризы, чувствуется некоторая актерская скованность. Но в том, что спектакль станет хитом, сомневаться не приходится». Марина Шимадина. «Известия»


«Гиганты горы»
Мастерская Фоменко
12, 26 июня

Автор: Михаил Гутерман
Гиганты горы

Удачных спектаклей о театре и людях, себя ему посвятивших, не так много. В Мастерской Фоменко такой появился. Критики уже успели окрестить его манифестом Евгения Каменьковича и всей его команды. Мол, так фоменки видят себя в искусстве. «Гиганты горы» — недописанная пьеса Луиджи Пиранделло, мэтра итальянской литературы и обладателя Нобелевской премии. В России до этого момента ее никто не ставил. На вилле «Отчаяние» живет команда то ли призраков, то ли просто чудаков. Негласный лидер странной компании — маг Котроне (Федор Малышев) уверен: жить в придуманном мире лучше, чем испытывать стресс в реальности. Когда на вилле оказывается бродячая труппа Графини Илсе (выдающаяся работа Полины Агуреевой), Котроне пытается убедить их не выступать перед публикой — не поймут вымысла и растопчут. Илсе, разумеется, не слушает и потому гибнет. События происходят в фантастически красивом пространстве сна-сказки: здесь герои взмывают в верх на цирковых лонжах, шепчутся о чем-то с зеркалами и ветром, примерят самые разные маски. Силуэты их, кажется, живут своей жизнью, а разговаривать друг с другом могут даже платья. Трогательно, неправдоподобно и, действительно, очень по-фоменковски: искусство прекрасно, даже если оно требует жертв.

«В России это первая постановка незаконченного мифа Пиранделло об искусстве, по сути, программный манифест, после ознакомления с которым не останется никаких сомнений: истина — не то, что вокруг, а то, что каждый создает внутри себя». Ирина Корнеева. «Российская газета»

«"Гиганты горы» поставлены как гротескно-метафорическая сказка, лишенная примет времени, но тяготеющая к сценической магии и, как и положено в случае итальянской пьесы, к загадочному театру масок". Роман Должанский. «Коммерсант»


«Записки покойника»
Студия театрального искусства
29 июня

Источник: Пресс-служба СТИ
Записки покойника

Новый спектакль Сергея Женовача — умный, тонкий, элегантно поставленный.  В его основе — «Театральный роман» Булгакова, а кроме него отрывки из первой редакции «Белой гвардии», записи репетиций Станиславского и фрагменты из трактата «Работа актера над собой». Начинающий писатель Максудов (первая роль Ивана Янковского, продолжателя актерской династии) ждет, когда его пьсу поставят в театре. Ждет так долго и так страстно, что жизнь его превращается в кошмар. Он мучается сомнениями, перестает верить в себя, в результате задумывается о самоубийстве. Женовач сумел превратить трагедию в трагикомедию. Он поставил спектакль о безусловной любви к театру. Сцена, в которой режиссер Иван Васильевич (прекрасная работа Сергея Качанова) до изнеможения репетирует один-единственный эпизод, добиваясь идеала, явный намек не только на Станиславского (над которым посмеивался Булгаков), но и на самого основателя СТИ. Смотреть этот светлый спектакль-шарж можно и нужно всем, — и требовательным эстетам, и тем, для кого театр - место отдыха и развлечения.   

«…Сергей Женовач,… ставит так или иначе всего автора… И тут, представляется, возникает некая ловушка: стремясь „уместить“ Булгакова в рамки спектакля, расширяя его полифонию, режиссер жертвует линиями собственно „Театрального романа“. Жаль…» Марина Токарева. «Новая газета»

«Юмор здесь легок и акварельно артистичен. Множество мелких и снайперски точных деталей доставляют настоящее зрительское удовольствие. Однако, в отличие от спектакля „фоменок“, который был объяснением в любви „милому чудовищу“ под названием „театр“, спектакль сти не про любовь ко всем этим волшебным „коробочкам“, колосникам-падугам-колоннам-лошадкам. Он скорее про трагическое одиночество писателя Михаила Булгакова, в судьбе которого революционные потрясения, муки творчества и бесконечные мытарства, связанные с Московским Художественным театром, слились в один сплошной кошмарный сон». Наталия Каминская. «Театр»

В «Записках покойника» Женовач иронически переосмыслил не только «поиск сценической правды», но и собственные поиски в сти, в которых некоторое время назад даже поклонники театра заподозрили приближение к кризису… он лукаво обыграл при этом как достоинства, так и уязвимость своей авторской «системы». Татьяна Власова. «Театрал»