Каталог

Хит продаж

Костюмы на карнавал
930 руб.

Садо-парик бело-черный

Страна производителя США Бренд California Материал Нет Комплектация Парик

Желтый агат - его талисман

С народным артистом России Игорем Константиновичем Кашинцевым меня связывает более чем полувековая дружба...

Игорь, вроде бы я знаю о тебе почти все. Однако, готовясь к интервью, вдруг понял - заблуждаюсь. Давай познакомимся заново и начнем это, пожалуй, с той детской поры, когда ты решил стать артистом.

- В 1943-м наша семья вернулась из эвакуации в Москву. Мы с мамой пошли во МХАТ на «Вишневый сад». Я впервые увидел на сцене Раневскую, Тарханова, Качалова, Книппер-Чехову. И для себя твердо решил: стану артистом. Начинал с самодеятельного кружка в школе, продолжил театральную стезю в Доме культуры автозавода ЗИЛ. Здесь же тогда постигали азы сценического мастерства Василий Лановой, Юрий Пузырев, Владимир Земляникин и другие. В 1951-м я поступил наконец в школу-студию МХАТ.

Слушай, Игорь! «На курсе, где учился твой Кашинцев, - сказал мне однажды Олег Табаков, - были сопляки по сравнению с нашим курсом». Как это понимать?


- Ну, известно, Олег Павлович шутить горазд. Наш актерский курс вел Александр Кареев и рядом со мною учились Леонид Броневой, Игорь Кваша, Скобцева, Кузнецов, ставший позже «товарищем Суховым»... На «пятки» нам наступал курс народного артиста СССР Павла Массальского, у которого занимались Олег Табаков, Евгений Евстигнеев, Олег Басилашвили, Татьяна Доронина, Михаил Казаков... Всех сейчас и не вспомнишь.

Еще на четвертом курсе Кашинцев дебютировал в эпизодах на сцене Центрального театра Советской армии. Туда и пришел работать. Первая роль - литовский мальчик, который вместе с девочкой (ее играла Людмила Касаткина) убегает из плена. Пьеса называлась «Метелица» по повести Веры Пановой. На рано начавшую лысеть голову артиста наклеивалась курчавая накладка, тот сценический камуфляж аукнулся в 1957-м. Кашинцеву позвонили с Мосфильма из группы фильма «Коммунист» и пригласили на кинопробу. Когда приехал на киностудию, увидел в глазах приглашавших недоумение: ожидали увидеть курчавого юношу, а перед ними предстал лысеющий артист. Сделали все-таки в фотоцехе несколько снимков. Лет через пятнадцать на съемках какой-то картины Кашинцеву показали те фотографии, сохранившиеся в картотеке. Признается, более идиотской физиономии не видел.

Зато дальнейшая твоя актерская судьба складывалась, по-моему, вполне удачно.

- Скорее, по-всякому. Кстати, свою первую главную роль в кино я сыграл в Германии. Немецкий режиссер Христиан Штейнке пригласил меня сняться в фильме «Господин Иван». Поставил условия. Первое - играть на немецком языке. Второе - не опаздывать на съемку. У них ведь за каждую минуту опоздания с актера берут штраф. Третье - всегда быть в «форме». В переводе с немецкого это звучало примерно так: «Принесите нам сегодня вчерашнее лицо». И так далее...
Режим съемок тоже был жестким. Тогда произошел комический случай. Я по роли надеваю телогрейку, перекидываю через плечо автомат, подхожу к козе. Но во время первого дубля она вдруг с диким блеянием убегает. Повторяем еще и еще раз. Коза убегает. Продолжалось это почти две недели и за каждый, даже не состоявшийся съемочный день по условиям договора мне выплачивали гонорар. Кто-то потом все-таки спас бюджет фильма: «Да автомата она боится!..» За эту роль я получил в подарок от режиссера великолепные часы.

По возвращении в Москву ты поменял несколько театров. Что так?

- Искал своего режиссера. Большие надежды возлагал на Олега Николаевича Ефремова, который возглавил МХАТ им. Чехова. И получил-таки от него предложение! Помню, приехал к нему домой почти ночью. Он стал увещевать меня, дескать, нехорошо забывать «отчий дом», и сказал, чтобы я написал заявление: «Вот если даешь согласие, сейчас же разопьем бутылку испанского вина». Тогда же Ефремов предложил мне вместе с Олегом Табаковым поочередно играть Фамусова в «Горе от ума». Увы, не случилось.
А еще Олег Ефремов очень доброжелательно откликнулся на мою творческую задумку создать моноспектакль по рассказам Чехова и Аверченко. Дело в том, что, когда я поступал в Школу-студию МХАТ, на прослушивании читал рассказ Антона Павловича «Кот». Мое чтение понравилось Ольге Леонардовне Книппер-Чеховой, и она даже пригласила меня тогда к себе домой. Я разглядывал с благоговением личные вещи Антона Павловича, держал в руках его рукописи. Ольга Леонардовна подарила мне дореволюционное издание чеховских рассказов, где карандашом отметила те произведения, которые рекомендовала мне почитать со сцены. Я ее просьбу выполнил. Начал выступать на малой сцене МХАТа с моноспектаклем, в котором звучали рассказы Чехова. Потом расширил свой репертуар, обратившись к произведениям Аверченко.

А как возник в твоей актерской биографии Театр им. Маяковского?

- Во МХАТе на основной сцене мне фактически нечего было играть. Уход из этого театра стал моим самым болезненным поражением в жизни. Но позже я сделал для себя странное открытие, что вовсе и не МХАТ мой театр, хотя я мхатовец до мозга костей, а Театр им. Маяковского. У выдающегося режиссера Андрея Гончарова я, к сожалению, успел сыграть лишь одну роль. И все-таки, кажется, я нашел здесь своего режиссера. Это Сергей Арцибашев, заменивший ушедшего из жизни Гончарова. За годы работы в «Маяковке» я сыграл уже немало ролей. Назову хотя бы некоторые спектакли: «Любовь студента», «Женитьба», «Кин IV»... Сейчас занят еще в «Мертвых душах».

Игорь, а сколько уже у тебя работ в кино?

- Никак не менее ста.

Насколько помню, тебе частенько приходилось играть жуликов...

- Да, я их много сыграл, но там ведь были характеры! Словом, там было что играть, а если нет - придумывал сам. Вот, например, текст Ожерельева из телесериала «Мелочи жизни» оказался настолько пошлым, что я сразу стал его переделывать. Авторы, надо отметить, не возражали. Памятна роль губернатора в фильме «Визит дамы». Но самые мои любимые фильмы связаны с детьми и животными: «Детство Темы», Приключения Нуки», «Любимец публики», «Потерялся слон».

Ты пишешь неплохие стихи. В них столько нежности, но столько же боли за сегодняшнюю Россию. Кстати, почему сборник стихов называется «Желтый агат»?


- Когда поэтический сборник готовился к печати, я прочитал гороскоп 1913 года и узнал, что желтый агат - счастливый камень моего созвездия. Так и назвал свою книжку стихов, ни разу не видев этого камня. Позже в Америке после концерта ко мне подошла женщина, попросила подарить мою книжку с автографом. А когда уезжал, она принесла в черном сафьяновом кошельке два потрясающе красивых желтых агата.

Один из персонажей рассказа Зощенко спрашивает: «Ну, как, братишка, живешь? Доволен ли ты своей жизнью?» Вот напоследок и я хочу спросить у тебя об этом.


- Ну, я ведь не случайно вспомнил, что родился под счастливым созвездием...


Владимир ХОРЕВ
"Москвичка", 10.2007 г.