Каталог

Хит продаж

Костюмы на карнавал
289 руб.

Белый пуховый веер

Пуховый веер белого цвета - незаменимый аксессуар для костюмированного бала.

Режиссерам на заметку

Что меня удивляет: даже сейчас, когда появилось немало интересных молодых команд, раздаются сетования - нет молодых актеров! Молодые они только по возрасту, но неэффектные, неяркие, нефатурные.

Но я думаю, просто не всем везет оказаться на слуху, попасть в громкую постановку. Или мы не умеем вглядываться? Мне вот, например, недавно приглянулся молодой артист театра имени Маяковского Константин Константинов - на вводе в спектакль "Собачий вальс" по Л.Андрееву на роль младшего брата, Карла.

Наверное, трудно найти актера, который не обращает внимания на мистические совпадения. Константина радует и его театральное имя - как у Кости Треплева из "Чайки", и то, что его фамилия совпадает с названием деревни, откуда родом Есенин - Константиново. И вот эту мистичность, глубинную непознаваемость нашего бытия, стихии наших чувств он и пытается сыграть в роли Карла. Этот юноша все время говорит о двойственности наших эмоций и желаний: знать-то мы знаем, что - плохо, а что - хорошо. Но наши желания заставляют нас переступать через все доводы рассудка и через все ограничения морали и совести. Эту двойственность Карл чувствует в себе - и поэтому не верит, что могут быть люди, следующие внутреннему голосу совести.

Поначалу Константинов показывает Карла ломким, манерным, слабым, мечущимся, скрывающим от окружающих и свое слабоволие, и свое тяготение к злу. Затем в Карле просыпается упоение соблазном зла, а ближе к финалу - это жестокий, язвительный, никого не жалеющий человек. И в пластике, и в интонациях проступает нечто откровенно мефистофельское. Пожалуй, тут есть некоторый пережим и упрощение, но надо учесть, что на роль Константин был введен почти с ходу.

Однако он удачно вписался в замечательный актерский состав. Правда, когда-то Карл был его ролью. Спектакль, поставленный Иоффе, два года назад рождался как дипломная постановка курса А.Гончарова. Позже, когда спектакль был перенесен на сцену филиалы театра имени Маяковского на улице Хмелева, Константинов "выпал" из него - и вот сейчас удачно вернулся. (Я, кстати, очень рад, что у меня есть повод напомнить об этой постановке с отличными актерскими работами.)

Пылкая и - в контраст - холодноватая актерская манера Константинова позволяют занимать его в стилистически совершенно несхожих спектаклях: в "Человеке из Ламанчи" он - Цирюльник, в "Приключениях Буратино" - Пьеро. А в спектакле "Забавы Дон Жуана" постановщик Т.Ахрамкова придумала специально для Константинова странную роль "слуги потусторонних сил" - Рабочего сцены.

Кстати, видимо, вера актеров в мистику совпадений имеет какой-то смысл: сейчас Константин Константинов успешно репетирует роль Сергея Есенина в спектакле "Айседора Есенина", который ставит С.Федоров в театре "У камина".

Валерий Москвитин

"Экран и сцена" №49-50
1999 г.